Alice in Diaryland
Insanis Terra Mirabili!
Автор: Альвар

04.

Кот возник на пороге Герцогини как обычно неожиданно. Постучал о косяк и, не дожидаясь ответа, открыл дверь.
- Чего не заперто? – спросил он, шагая через порог. – Можно войти?
- Вошел уже, - ворчливо сказала Герцогиня, перед зеркалом заканчивая шнуровать корсет. – Помоги завязать.
- Хорошо. Мне нравится твой новый наряд.
- А мне нет! Корсет этот гребаный…
- Синий цвет тебе удивительно к лицу.
- Как и тебе. Как и всем подряд в этой новой сказке.
- Ну тут не только синий. Черный, пурпурный, багровый… Это мне повезло. И тебе. Мы как два загадочных ведьмака обряжены в глубокий мистический синий.
- Спасибо… Чаю хочешь?
- Давай, - и Кот сел на диван. Не плюхнулся, как обычно, а аккуратно сел, облокотившись на подушки. Это не укрылось от внимания Герцогини.
- Ты в порядке? – нахмурилась она, вглядываясь в демона.
- Вообще это вопрос философский. Если я воплощение Хаоса для нашего романтичного правителя, то порядок для меня – состояние болезненное и нехорошее.
- Так, понеслось…
Герцогиня подошла к демону и, невзирая на кошачью недовольную гримасу, приложила ладонь к его щеке.
- У тебя жар, - ничуть не удивилась она. – То-то я смотрю, взгляд задумчивый и речи поэтичные. Ты где простыть умудрился, демон ты бедовый?!
- Я… не простыть… тут это…
- Чего опять?!
- Как в старые добрые времена, - через силу усмехнулся Кот, задирая рубашку. На боку сквозь криво наложенную повязку проступила кровь, и воспаление было заметно даже без внимательного осмотра.
- О господи… Карты?
- Валет и несколько младших Арканов. Нарвался, да.
- Когда?
- Вчера.
- И почему ты не?!..
- Не успел я до Тир-На-Ногта добраться за эти сутки. Тучи же. Лестница скрыта, а крылья… не могу пока. Это на крайний случай.
- А ЭТО не крайний?!
- Не крайний. Я ж на ногах.
- Пока на ногах. Сейчас лихорадка догонит, и…
- А ты на что? Я пришел вот… надеясь на помощь…
- Ложись уже нормально. Ботинки-то скинь, балбес!
- Угу…
Герцогиня поставила греться чайник, подкинула полено в камин – подивившись, как удачно она решила с утра его разжечь – и сходила в спальню за подушкой и пледом. Помогла Коту снять рубашку, накинула на него плед и принялась рыться по шкафчикам, собирая нужные травы. Всё это получалось само собой, легко и привычно, и Герцогиня, честно говоря, даже втихомолку радовалась этому. Хоть что-то старое-знакомое в этом сошедшем с ума мире! Нет, ну правда, есть в этом что-то успокаивающее – параллельные реальности и прошлые эпохи волнами идут по стране после нежданного Апокалипсиса, зеркала показывают давно ушедших и никогда не приходивших, Алисы идут по тропинкам причудливыми раскладами закулисных карт… а этот бродяга, как и прежде, попадает в неприятности и приходит отлеживаться к камину под терпкий запах лекарственных трав. Стабильность. Тем более что Герцогиня знала – рана неопасная, лихорадка пройдет за ночь. И знала, что и Кот это знал – в противном случае не пришел бы и не валялся бы сейчас под пледом, кося на неё виноватым взглядом, а отлеживался где-нибудь в дальнем углу Неправильной сказки.
- Поворачивайся, обработаем... – Герцогиня поставила на пол глубокую чашку с горячим отваром и откинула плед. – Фу, ну и грязь… Тряпки почище не нашел перевязать?
- Где я тебе в лесу тряпки найду… Это рукав рубашки Валета. Все претензии к нему – ходит в грязной рубашке, засранец.
- И правда рукав… Валет им добровольно поделился?
- Мы боролись. Он пытался меня удержать, пока его карты вокруг с копьями суетились. Ну и… как-то так вышло. Уй!..
- Ох, потерпи. Сейчас будет больнее.
Кот отвернулся к огню и молчал, пока Герцогиня промывала и обрабатывала нехорошую рану на его боку. Не шипел, не ныл, только иногда невольно вздрагивал. Когда Герцогиня закончила с перевязкой, он благодарно кивнул и уткнулся в подушку.
Герцогиня сунула Коту кружку с лекарственным чаем, демонстративно дождалась, пока он всё выпьет и позволила ему задремать.

Весь день Кот проспал. Время от времени он просыпался, нервно вскидывался, оглядываясь по сторонам, и, убедившись, что находится в безопасности, снова проваливался в тяжелый сон. Кажется, дело было не только в ране и вялой лихорадке. Судя по всему, демон толком не спал уже некоторое время, вот организм и воспользовался случаем, чтобы просто вырубиться несмотря ни на что. Герцогиня на всякий случай заперла двери и попросила Бармаглота погулять поблизости, отпугивая нежданных гостей. Бармаглот послушно побродила по окрестностям, спугнув несколько Диких чудес, призрак Серого флейтиста и отряд Карт, а потом улеглась перед домом Герцогини и задремала, чутко прядая ушами. Вряд ли кто-то решился бы сунуться на порог мимо большого дракона… хоть и дремлющего. Поэтому Герцогиня была спокойна насчет безопасности спящего на её диване демона. День она провела как обычно – смахнула пыль с зеркал, почитала, перебрала травы, что сушились над окошком, посидела у зеркал, проверив их самочувствие и понаблюдав за тем, что происходит в стране. Попыталась связаться с Герцогом… немного расстроилась, что не вышло – Герцог не отвечал и не появлялся уже неделю. Обедать ей не хотелось – обошлась чаем. Приготовила ужин, разбудила Кота, заставив его поесть. Ел демон неохотно, с трудом осилил пару ложек и отодвинул тарелку. Лихорадка вошла в самую неприятную стадию – Кот пылал жаром, его колотила дрожь, и из-за навалившейся слабости он едва не уронил чашку с отваром. Герцогиня села рядом, положила ладонь на его горячий лоб и вздохнула:
- Когда ж ты научишься не загонять себя до полусмерти…
- Вопрос риторический, - слабо улыбнулся Кот, болезненно жмуря глаза. – Хотя… если подумать…
- Что?
- Может, я как сказка? Она тоже загоняет себя до полусмерти.
- Глупости.
- Конечно, глупости. Но сама подумай – тебе не кажется, что сказка устала? Столько времён, столько эпох, столько… неадекватных личностей. Перемены, рубежи, выбор и снова выбор… Это кого угодно сведет с ума, даже сумасшедшего Хранителя. Хранителей – так точнее. Оптом, со всеми эмиссарами вместе взятыми…
Лихорадочный шепот демона на фоне мерного потрескивания огня в камине звучал жутковато. «Это всё жар, - подумала Герцогиня, вытирая пот с мокрого лба Кота. – Этот его нехороший жар, заставляющий бредить совершенно дурацкими мыслями…» Или не бредить. Или не дурацкими, просто неочевидными или очевидными только для тех, кто знает что-то сверх привычного, сверх обыденного. Но про это думать было страшновато… Как всегда.
- …Мне порой кажется, что ей пора закончиться, - продолжал шептать Кот, не открывая глаз. – Кто-то в той комнате… в сердце сказки… он когда-нибудь просто закроет тетрадь и… уберет в стол. Или сожжет – если его что-то достанет до злой тоскливой обреченности… Что будет со сказкой, если он сделает это?
- Кто – он? Черный Кролик?
- Нет… Черный Кролик – это просто Безумный математик. А в комнате…
Он замолчал, прикусив губу, потом приоткрыл глаза, покосившись на камин:
- Жарко…
- Ничего. Хочешь чаю?
- Нет. Герцогиня, почему их двое?
- Кого?.. А, ты про Алис?
- Про Алис. Двое… или это одна? Одна Алиса, две девчонки.
- Двое. Две девчонки-Алисы, ничего особенного. Ведь приходили же и раньше по двое, и по трое даже. Помнишь?
- Помню… но это… не то.
- Почему?
- Ты их видела?
- Да. В зеркалах.
- Они похожи.
- Похожи. Как близнецы, да.
- Не как близнецы, как двойники. Черный и белый. Помнишь поезд?
- Хм…
- Две стороны, лицевая и изнанка.
- «Плюс» и «минус»? Одна дополняет другую.
- Хорошо, если так… А если… если это частица и античастица? Алиса и анти-Алиса?
- Что ж, это тоже любопытно. Новый опыт, новые страницы.
- Или конец книги, а? Очищающее пламя, коллапс, сверхновая.
- Кот, ты меня пугаешь.
- Аннигиляция. Ты знаешь, что такое аннигиляция?
- Сказка не пускает на страницы то, что может её уничтожить.
- Разве? – ухмылка Кота была жалкой и страшной одновременно. – Сказка – просто человек.
- Человек?
- Существо. Она может быть невнимательной, может быть усталой, раздраженной… Да психануть может, в конце-то концов! И бросить сюда бомбу замедленного действия – Алису. И детонатор к ней – анти-Алису. И дать им цель – направление. Они пройдут по стране чудес, встретятся, и…
- …И может, они сольются в одну цельную личность? И просто еще одна девочка-Алиса покинет сказку через Цветочную арку, оставив для страны очередную карту Старшего Аркана?
- Это было бы неплохим вариантом…
- Мне кажется, так оно и есть. Это очень в духе нашей неправильной сказки, ты не думаешь? Собрать одну Алису из двух осколков… С неё станется.
- Это тебе говорит твое ведьмино чутье?
- Мое ведьмино чутье молчит, - вздохнула Герцогиня, укрывая Кота сползшим пледом. – Значит, ему не о чем беспокоиться…
- Или оно замерло в оцепенении, - упрямо сказал Кот, снова скидывая плед с мокрых от пота плеч. – Ему тоже всё надоело, твоему чутью… Ты не замечала за ним тяги к суициду?
- За кем?!
- За чутьем.
- Кот, ты болен.
- Больной, ты хотела сказать? Больной псих, да… Как думаешь, если я убью этих Алис… сказка выставит меня за дверь или нет?
- Кот, тише.
- Я не хочу уходить…
- И не уйдешь. Ты просто сейчас болен, у тебя жар и ты бредишь.
- Наверное…
- Всё будет хорошо, ты выздоровеешь и уже утром пойдешь шляться по стране по своим кошачьим делам.
- Да. Утром…
Он ткнулся в подушку и глухо пробормотал:
- Вы мне только не верьте, Герцогиня, хорошо?
- Договорились.
- Я сам хочу себе не верить, но не умею… Я для себя авторитет, понимаешь?
- Логично.
- Я видел флейтиста, Герцогиня…
- Серого? Да он тут периодически бродит. Призрак Смутного времени, помню. Неплохой был парень, пока не пришло его время.
- Черного. Черного флейтиста…
- Тебе показалось, Кот. Никогда у нас здесь такого не было.
- У вас… у нас… да. Он из… моего мира… с моей дороги.
- Что это за флейтист?
- Он пришел сыграть… мне или сказке? Лучше бы мне, верно?
- Что значить «сыграть»?
- Не верьте мне, Герцогиня…
И он замолчал – забылся тяжелым сном, укутавшись в плед. Герцогиня осталась сидеть рядом, вытирая пот с его лица и пытаясь сложить в голове то, что услышала. Бред дрожащего в лихорадке демона, как обычно, звучал невнятно и жутковато. Бред – не бред, откровения – не откровения. Герцогиня чувствовала себя нечаянным слушателем, узнавшей нечто, не предназначенное для её ушей. В обычном своем состоянии злого веселья Кот не сказал бы ничего столь мутно-пугающего… только в лихорадке он мог обронить то, что его мучило, о чем он думал, шатаясь в одиночку по закоулкам Неправильной сказки.
Мутно. Непонятно.
«Спрошу утром…» - покривила душой Герцогиня, зная, что утром Кот не ответит.

И Кот не ответил. Проснулся слабый и мокрый от пота, но лихорадка ушла, жар спал – и Кот снова вернулся в своё обычное состояние. В роль вредного демона, Лорда Тир-На-Ногта, персоны нон грата для нынешнего правителя. Выпил чаю, пошутил по поводу длинной юбки Герцогини, предложив вернуть многочисленные разрезы «назло дворцу». Чмокнул Герцогиню в щечку, спросил про Герцога, нахмурился, узнав, что его не видели уже неделю… и ушел.
- Куда?! – только и успела возмутиться Герцогиня. – Тебе еще отлеживаться!..
- Отлежусь после смерти, - отшутился Кот и, подмигнув ей на прощанье, нырнул в лесные заросли.
- С такими шутками!.. – сердито сказала Герцогиня. – По шее бы тебе дать, засранец…
«Без тебя дадут! – ехидно промолчала Бармаглот Герцогине. – Догонят и еще дадут, да?»
- Да, - вздохнула Герцогиня и ушла в дом.
Надо бы все-таки попробовать еще раз связаться с Герцогом – его молчание стало её беспокоить.

URL записи

@темы: текст, Пассажи декаданса